bestias: (Default)
В различных, отрезанных от всего мира уголках нашей планеты, с примерно одинаковыми климатическими и прочими исходными условиями хранятся совершенно разные решения существования того, что называется Жизнью. Эти, замкнутые на самих себя, экосистемы непохожи друг на друга тем, что в них по-разному выстроено биологическое равновесие; как следствие, на изменяющиеся условия среды они реагируют по-разному.
Такой аутизм горных озер, каких-нибудь заповедных оазисов в пустыне, островов отрезанных от остального, большого мира необходим. Ведь случись чего - и в них, живущих по своим законам, может выработаться решение как выжить в изменившейся среде. Такие замкнутые экосистемы - подобны маленьким резервным биокомпьютерам, которые разбросаны по планете, и если ее основной, глобальный начнет сбоить и гибнуть - из какого-то из них, маленьких, может вырасти решение организации существования планеты дальше.
А человек - единственное существо приспособленное для того чтобы жить, встраиваясь в любую экосистему не разрушая ее. То есть он единственный, кто может в новом, предложенном решении выжить. Это по-идее...
На практике же, он постоянно стремится к глобализации - к слиянию экосистем. Но ведь слияние даже двух систем ведет к тому, что общая потенциальная выживаемость падает как минимум вдвое, да и общий генофонд сокращается как минимум тоже вдвое. И - как следствие - общая выживаемость земли падает раза в два тоже.
Вот как-то так, мне кажется…
Причем это распространяется на любую экосистему - биологическую, лингвистическую, культурную или религиозную – глобализация и усреднение действует во всех одинаково обедняюще.
Вместо того чтобы ходить очарованным странником по различным мирам человек все эти миры стремится объединить в один. А потом удивляется – почему жизнь в том что он создал так скучна и неинтересна.
bestias: (Default)
а) Люди все в большинстве своем примерно одинаковы. Лишь очень небольшой их процент выходит за рамки средних значений. Применимо это к любой шкале, которую можно применить к человечеству. Будь то рост, умственные способности, способности любить, физическая выносливость. Применимо это и к внутренней, духовной жизни: все примерно одинаковы, лишь немногие выбиваются из общей массы, это или уж совсем отъявленные негодяи, или безусловно святые люди.
б) Почти каждая религия подразумевает после жизни на земле некоторую оценку земного существования и, в зависимости от результатов - воздаяние. Либо рай, либо ад. Ну, или что-то подобное.
Из этих а) и б) у меня получается, что в рай попадают либо почти все, либо почти никто.
Вряд ли есть что-то такое, такой критерий 'праведности', по которому все общество можно поделить примерно пополам, с равными шансами.
bestias: (Default)
Я думаю, что уровень цельности личности, да и общий уровень 'здоровости' общества (страны) можно оценить по тому, как реагируют люди на улице на фотографа их снимающего.
Есть люди, верящие, что фотографируя можно похитить душу человека. И с ужасом разбегающиеся и прячущиеся от фотоаппарата. Их, просвященные и цивилизованные люди больших городов, называют 'первобытные племена'. Однако сами же, жители городов, порой шарахаются от фотокамеры ничуть не меньше. Стремятся агрессивно 'прекратить это немедленно', истерически защищают свое право быть несфотографированными. За всем этим без труда тоже можно разглядеть страх. Страх чего?
Фотография может если не украсть душу, то показать ее - причем в том состоянии, в котором она находится сейчас, в момент снимка, и продлить это состояние в вечности. А эта возможность, пусть даже и в ненастоящей плоскости снимка пугает. Потому что довольно сносное существование, в котором нам кажется мы находимся, большей частью основано на лжи - грезы и фантазии, которыми мы себя кормим, которыми кормит нас окружающая цивилизация - защищают нас от осознания того, в каком положении мы действительно находимся.
И можно врать десять минут, час; можно, в конце коцов, лгать всю жизнь (всей жизнью), но ты не упеешь солгать за одну стодвадцатьпятую долю секунды - время на которое открывается затвор фотокамеры. И в результате - вроде осмысленно и по делу поздно возвращающийся с работы менеджер превращается в нечто затравленное и усталое, почти свихнувшееся от гонки своей деятельности; охраняющий что-то общее милиционер - становится испуганным пацаном прячущимся за шинелью, шапкой и главное - статусом военного - от мира; пара приятелей, оживленно беседующих - в потерявших ценности и цели людей, шутками и похлопываниями по плечу отвлекающими друг друга от страшного, бессмысленного сегодня.
Такие, какие они есть сейчас, они и остаются в кадре - навсегда.
Конечно, страшно.






Profile

bestias: (Default)
bestias

January 2013

S M T W T F S
  12345
6 7 89 101112
13141516171819
2021222324 2526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 04:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios