Feb. 17th, 2012

bestias: (Default)
Я тут вчера чисто случайно попал на закрытый концерт адских виртуозов высокого, слишком выского искусства.

И тогда прошел я сквозь рамку металлоискателя в третий раз. И рамка зазвенела и в третий раз... Тогда я сунул руку в другой карман рюкзака, тот, который был точно пустой, и обнаружил в нем нечто загадочное. Вынул. Красивый хромированный гаечный ключ 12 на 13. Так вот он где! Охранник посмотрел на меня. Обнаружить этот предмет и для меня было неожиданностью, что уж говорить о этом секьюрити, постоянно поправлявшем бабочку и разговаривающим с характерным акцентом бывшего майора.
В конце-концов, после того, как ключ под бдительным взором я уложил в рюкзак и рюкзак пришлось сдать в гардеробную мне указали на белую дверь которая выходила на пожарную лестницу. По ней, быстро миновав несколько этажей забитых произведениями искусства я взлетел на последний этаж. Опаздывал!
Там, в зале с белыми колоннами, под стеклянной крышей звучал орган, на белую стену проецировались слайды венецианских карнавалов. Две группы по 4 прожектора расцвечивали пространство сцены плавно меняя оттенок цвета. Из соломенно-желтого, через лимонный, в пурпур и плавно - к синеве. Человек триста, словно в трансе, не шолохнувсись, внимали паре оперных певиц исполнявших что-то на непонятном языке.
Я прокрался вдоль стены почти к самой сцене и сел на стоявший там свободный стул. Сел так, чтобы видеть и сцену и зал. Сразу же поразила старушка в красной шляпке. Выпрямившись, положив руки на сумочку она сидела, закрыв глаза и её веки белые-белые, в мелких морщинках - трепетали так, как будто ей снится что-то такое, нервное, далёкое, дерзкое.
А потом я совершил открытие дня - арфа, оказывается, на колёсиках! И пока арфистка выдавала что-то очень виртуозное (судя по тому как периодически преглядывались зрители и делали друг-друг большие глаза: “вау! вот это да! от мастерство!”) я сидел и думал - можно ли на этой арфе разогнаться и прокатиться? Трудно ли будет удерживать равновесие?
А потом вышли две, “следующий номер”, снова - опера.
Сосредоточенно отдавшись музыке они, чуть покачиваясь, совершали странные движения руками - как бы помогая себе петь и поддерживать ритм, замедляться и ускоряться в витиеватых музыкальных фразах. Лица обеих были при этом спокойны, всё эмоции поднимаясь из глубины сразу поступали в голос минуя лицо. Оперные платья - это корсет, широченный подол в пол и открытая груди и руки. Прожекторы переключились в красновато-синий. Музыка переливалась через край моего мозга совершенно не задерживаясь в извилинах и не впитываясь в него. Зато эти две пары женских рук в красновато-синем густом воздухе, двигаясь слаженно, спокойно и сосредоточенно - запоминались. Наблюдая этих женщин, одна помоложе, видимо - соло, вторая старше, помощница(?) или кто? Подумал: наверно так же спокойно, отдавшись внутреннему, работала Юдифь. Неожиданно быстро справляясь с сухожилиями пожилого полководца, постепенно освобождая голову от груза тела, где то на краю сознания отмечала про себя: “а оказывается не сложнее, чем отделить бедро от индейки”. А служанка, вот так-же, стоя чуть сбоку и за спиной помогала ей. Лучи восходящего солнца, и без того багровые, пробиваясь сквозь пурпур легкого походного шатра полководца становились ли до предела насыщены цветом?
Я уставился в стеклянный потолок. Где-то выше, но не намного, плыла низкая пелена слегка розоватых облаков. Вдруг зрители задергались, кто-то вскочил - отчаянные рукоплескания, крики: “браво!”. Ну надо же...
А потом вышла девочка лет 12, в странной юбке, начинающейся как мне показалось сразу из под мышек. Вынесла скрипку. Поклонилась. И - сразу же, без предварительных пауз (такие паузы делали предыдущие выступающие), вскинула музыкальный инструмент, воткнула его себе в область шеи и смычок замелькал! Признаться, я поразился скорости. А, судя по реакции зрителей, это было потрясающая музыка. Я откинулся на спинке стула и честно попытался вникнуть. Мелодия оказалась сложной, перескакивающей, запутанной. Я посмотрел на людей в зале. “Их лица словно осветились каким-то внутренним светом”, - неожиданно отметил я про себя. И, погодите-ка, в буквальном смысле этого слова! Я потряс головой, закрыл глаза, помассировал их, открыл и да, да. Осветились. Наверно каждый третий достал мобильник и пытался сфотать маленькую виртуозку. Экраны электронных гаджетов и дали на лицах хозяев этот озадачивший меня отсвет.
Девочка отыграла. Терпеливо выждала длиннющие аплодисменты и покинула сцену.
Там её поджидала, видимо подруга - девочка которая переворачивает ноты тому кто играет на органе. И они сразу зашушукались, видимо продолжая прерванный выступлением разговор. О чем? Интересно о чём эти две юные служительницы прекрасного? Я прикинул: можно пересесть на вот тот стул. А потом еще пройти - и встать вот там-то, можно уловить что-то... Но пришла мысль: наверняка услышанное меня разочарует? “А я ему, раз, такая, и отвечаю...”, “А он, такой, раз, мне и говорит...”, “А потом прикинь я ему опять, раз, так, и говорю...”

Появилась флейта и снова выкатили арфу.
И вот флейта меня сразу поразила. Чистая, ясная мелодия, открыла своим ключом и паролем администратора и устремилась внутрь заполняя пустоты о существовании которых я и не догадывался. Словно рожденная для соло, словно не замечала аккомпанемент из арфы и органа, флейта, да.
Серебряная флейта мне понравилась больше всего.

Как то так.

Profile

bestias: (Default)
bestias

January 2013

S M T W T F S
  12345
6 7 89 101112
13141516171819
2021222324 2526
2728293031  

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 02:04 pm
Powered by Dreamwidth Studios